Городище - прикольный городок!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Городище - прикольный городок! » Кумиры нашего времени » Жизнь Ларисы Гениюш. Шипы и розы


Жизнь Ларисы Гениюш. Шипы и розы

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Жизнь Ларисы Гениюш. Шипы и розы
  9 августа 1910 года, в имении Жлобовцы Волпинской волости Гродненского уезда на свет появилась белорусская поэтесса Лариса Антоновна Гениюш.
Ее жизненный путь отнюдь не был усеян розами. ХХ век оставил глубокие раны на судьбах многих наших соотечественников. Но в день рождения не принято вспоминать горести. Куда бы ни забрасывала судьба поэтессу – в далекую ли Прагу вслед за мужем-медиком, или в Коми и Мордву – по тяжелым лагерным этапам, Лариса Гениюш всегда была душой и мыслями дома, на родной земле, в Беларуси. Как позже напишет она в своих воспоминаниях, именно эти мысли помогли пройти через все жизненные испытания, не сломаться и остаться самой собой, остаться Человеком с большой буквы. Прожив 36 тяжелых лет в СССР, она так и осталась гражданкой БНР, отказавшись принимать паспорт Страны Советов.
Сегодня неподалеку от деревни Длугополь Волковысского района – на том месте, где стоял дом, в котором родилась Лариса Гениюш и где прошло все ее детство, остался лишь фундамент. Сто лет назад здесь все было иначе. На хуторе, в крепком крестьянском хозяйстве Антона Миклашевича, отца Ларисы, жизнь текла своим чередом. Ежедневные крестьянские заботы сменялись праздниками, на которые съезжалась вся многочисленная родня Миклашевичей. Уклад жизни здесь был такой, как и на всей белорусской земле – от весенней Радуницы до осенних Дзядов, от развеселой Масленицы до Купалья, с шепотом русалок. Вся Беларусь воплотилась для Ларисы в этих самых местах, в этих полях и лугах, в ее родственниках, в их мечтах и вечерних задушевных разговорах. Они стали ее основой, ее стержнем, ее думами и самой жизнью. И пусть сегодня здесь на первый взгляд вы не найдете ничего, кроме руин, не спешите с выводами. Присядьте и прислушайтесь. Кому, как не этим местам, помнить и хранить весь чарующий дух Беларуси, которыми они когда-то так щедро наделили молодую Ларису?
Детство всегда пролетает незаметно, как один долгий счастливый день. Пришло время и Ларисе покидать свои родные места. После замужества она переехала в Зельву к родственникам мужа, сменив девичью фамилию Миклашевич на Гениюш. Сегодня Зельва прежде всего ассоциируется с именем поэтессы, хотя тогда, в свой первый приезд в этот городок, она прожила здесь недолго. Переехала Лариса в Зельву в 1935-м, а в 1937 году, уже с сыном Юркой, отправилась в Прагу вслед за мужем, Янкой Гениюшем, который учился там на доктора. Еще до замужества, в 1928 году Лариса окончила польскую гимназию, которая в те времена давала неплохое образование.
Мы еще вернемся в Зельву и поищем следы, оставленные там Гениюшами, но сейчас надо спешить и отправляться вслед за ними в Прагу. Шел 1937 год. Западная Беларусь была в составе Польши, в Европе назревала война, которую позже назовут Второй мировой, а молодая жена и мама Лариса Гениюш обживалась на новом месте в далекой Чехословакии. В марте 2010 года было принято решение установить на доме № 7 по улице Германова, где жила Лариса Гениюш в те годы, мемориальную доску. Так что, отправившись в путешествие по легендарной Праге, среди красот ее архитектуры вы всегда сможете отыскать там и кусочек Родины – дом самой белорусской поэтессы.
К сожалению, счастье длилось недолго. В 1939 году немецкие войска вошли в Польшу, Западная Беларусь была присоединена к БССР. Отец Ларисы был расстрелян как кулак, а мать и две младшие сестры сосланы в Казахстан, откуда они так и не вернулись. Два брата Ларисы погибли в боях Второй мировой войны. По воле политиков в один день у Ларисы не стало семьи. Эти события отозвались в душе поэтессы огромной болью. Она была словно могучее дерево, которое сильный ветер вырвал с корнем. Как могла Лариса Гениюш любить власть Советов, которая отняла у нее самое ценное в жизни любого человека – ее семью, ее дом?!
Через некоторое время война пришла и в Прагу. Здесь Лариса помогала своим землякам как могла. Брошенные на произвол судьбы, ненужные ни одному правительству белорусы-эмигранты, объединились в Комитет самопомощи, которому немецкие оккупационные власти позволили существовать. Лариса Гениюш стала казначеем этой организации. У нее был пламенный, непокорный характер. Она не могла оставаться в стороне, когда видела несправедливость. А ее во времена войн всегда бывает очень много. Однажды Лариса Гениюш послала на адрес белорусской газеты «Ранiца», издававшейся в Берлине и распространявшейся в Праге, свое небольшое стихотворение «Вясна». Его опубликовали, а редактор попросил поэтессу прислать еще стихи. И она стала писать. В 1942-м вышла первая книга. В ней не было политики. Как и во всех произведениях поэтессы, там была только лирика. Но лирика настолько тонкая и душевная, что Лариса сразу же стала известной. К ней приходили письма с благодарностью от белорусов из самых разных уголков Европы. Но ее популярность сыграла злую шутку. Стремясь получить поддержку эмигрантских кругов, немецкие власти привлекали к своим мероприятиям уважаемых среди белорусов людей. Летом 1944 года при непосредственном участии гестапо было решено провести белорусский антибольшевистский конгресс, делегатами на который телеграммой за подписью штурмбанфюрера СС Андреса было приказано выдвинуть супругов Гениюшей. Отказаться они не могли.
Это и многое другое позже стало поводом для ареста советскими властями белорусских патриотов. Патриотизм своей земли – будь то белорусская, украинская или какая-либо иная – был тогда не в почете. Власть растила советского человека – без корней и национальности. Переселялись народы, перемешивались судьбы. Естественно, что такие люди, как Гениюши, особенно Лариса, ставшая символом любви к Беларуси, были для советской власти злейшими врагами. В 1947 году Янку и Ларису арестовали, лишили чехословацкого гражданства и выслали в Советский Союз. В минских тюрьмах беззащитную женщину, талантливейшую поэтессу допрашивал сам министр госбезопасности БССР Лаврентий Цанава. Лично.
А потом были 8 лет лагерей в Коми и Мордовии. Конечно, первоначальный срок был намного большим: супруги Гениюш должны были провести в лагерях 25 лет, но после 1956 года в стране началась «оттепель».
Еще тогда, в 1947 году, сына Юрку удалось оставить в Польше. К счастью родителей, он избежал лагерей, но они больше так и не увиделись. Жестокий век ни в чем не пощадил поэтессу.
В 1956 году Лариса вместе с мужем вернулись в Зельву. Тут они прожили до самой своей смерти. Тут она написала свою «Споведзь» – пронзительный искренний рассказ о жизни.
Небольшой поселок Зельва, который ведет свою историю с XVI века, был когда-то знаменит во всей Европе «Анненским кирмашом» – второй по величине ярмаркой в Старом Свете после Лейпцигской. Здесь, в Зельве, рядом с церковью можно найти небольшой деревянный домик, в котором поэтесса прожила 27 лет своей жизни.
Власть – ни советская, ни постсоветская – Ларису Гениюш не реабилитировала. Но памятник ей все равно поставили. Только совсем не светские чиновники. Такой же пронзительный, как и сама поэтесса, бюст установили на своей территории церковные власти. Чистота ее сердца, духовность и искренность столь высоки, что не могли люди, особенно духовной профессии, оставить ее в забвении.
Как бы удивительно это ни звучало, но и дом, где родилась Лариса, тоже уцелел. В советские времена он был перевезен в Волковыск, где сейчас расположен один из филиалов районной ЖЭС. Думаю, придет время, когда и он вернется на свое место, где благодарные потомки будут склонять голову перед талантом и теплотой сердца свой поэтессы.
Международное общественное объединение «Згуртаванне беларусаў свету «Бацькаўшчына» объявило 2010 год годом Ларисы Гениюш. На родине официально она по-прежнему «государственная преступница». Оставим политику политикам и почтим память талантливой женщины, которой не была безразлична судьба ее Родины.

0

2

В МИНУТУ БОЛИ

Белоснежные гуси летят в край далекий.
Облака розовеют рожденьем зари.
Со святых родников моей песни истоки.
На земле беларусской  мои алтари.
Ветви в росной красе,
птицы в вольном раздолье,
звонкий щебет рождает  волненье в крови.
На извечном пустынном измученном поле
бороздой привалило мечтанья мои.
Зерна слез и надежд
                                  прорастут непременно.
Жалит сердце мне боль,
                                          как змеиный укус.
Поменяла покой на служенье и верность
за тебя,
о родная моя Беларусь!
Удивляет друзей сердца слабого мягкость.
Ох, не ранила б жизнь моя крыльев и грез!
Мне в минуту тяжелую нужно поплакать.
Я ведь женщина, женщина...
                                              Значит - из слез.
Можно вынести горе, опасность, пусть сложно,
но стерпеть.
Принеси горьких трав из аптек.
Так болит, что не плакать уже невозможно.
Камень выдержит, но не живой человек.
Доводилось еще
                           с бесприютом сражаться.
От тоски ж не спасают микстуры, года...
Без горячей слезы как с любимым расстаться,
если эта разлука навек?
                                        Навсегда?

(Перевод: В.Соловьева)

0

3

Сэрца, зямля мая, ніва ўраджайная,
Збожжа палеткі, істужкі дарог,
Неба цвітучае, радасць вянчальная,
Скарбам схаваная ў буйных лясох.

Войнамі спалена, недругам знішчана,
Рукі заломіш, праводзіш «гасцей»
І зноў уздымаешся над папялішчамі –
Й далей загон твой на славу цвіце.

Вечна пакутная, вечна гаротная,
Сцятая – зноў адрастаеш з камля,
Вечна жывучая і несмяротная
Ты, беларуская наша Зямля!

Отредактировано Фёкла (2013-10-22 22:34:43)

0

4

Мова родная, мова дзядоў!
Іншай мовы мы сэрцам ня чуем.
Мілагучнасьцю любых нам слоў.
Быццам музыкай душу чаруем.

Мы за вокнамі дзень залаты,
Нашых рэкаў пявучыя хвалі,
Роднай хаты сьвятыя куты
Ў гэтай мове раз першы назвалі.

Наша мова – спатканне,
З казкай, ў цудным дзецкім сьне.
Наша мова – каханне, што прыходзіць да мяне.

Любай песьняй старою гучыш,
З-над калыскі, за гадоў тых дзяціных;
Салаўіным разьлівам ўначы,
Звонам хваляў прыткой ручаіны.

З-пад вясковых прыветлівых стрэх
Мілагучна зьвініш ад сьвітання;
Бы дзявочы, рассыпчысты сьмех,
Быццам першае ў сэрцы каханне!

Наша мова – спатканне,
З казкай, ў цудным дзецкім сьне,
Наша мова – каханне, што прыходзіць да мяне.

Сьвяты прадзедаў ты нам адказ,
Якім слаўна ў харомах гудзела!
Ты як неба, як сонца для нас –
Быццам наквеццю сад заінелы.

Мова родная, мова дзядоў!
Іншай мовы мы сэрцам ня чуем.
Мілагучнасьцю любых нам слоў,
Быццам музыкай душу чаруем.

Отредактировано Фёкла (2013-10-22 22:37:41)

0

5

К чорту гарэлку, шэйкі і твісты,
Юную голаў хлусьнёю кружыць!
У сэрца народу скірованы выстрал,
Жыць яму заўтра, альбо ня жыць...

Мовай ня нашай заплавілі горад,
Ціхіх сялянак ня лічаць людзьмі,
Нельга ўлівацца ў чужацкае мора
Юнасьцю нашай, крывёю, дзяцьмі.

Нельга. Мы ўдома свае, а ня сьведкі.
Няпрошана злыдні абселі сталы,
Кідаюць «з ласкі» свае нам аб’едкі,
Плодзяць халуйства на нашай зямлі.

Мы — стража ля нашай народнай калыскі.
Вораг суровы і лёс наш круты,
У нас за плячыма крычаць абеліскі,
З крыўдаю ў сэрцы падходзяць браты.

Мы сёньня лёсу Радзімы зарука,
Выканаць нам, што бацькі не змаглі.
У нас запытаюць з дакорам унукі
Аб волі, аб мове радзімай зямлі.

Сёньня ж на пласе родная мова,
Вырваць жывую належыць з агню,
Слова «кахаю» – слабае слова,
Мужнае слова – абараню!!!

0

6

Не згінай мяне, я не сагнуся,
Не баюся ні страхаў, ні зла.
Нездарма я з зямлі беларускай
Непахіснай сасною ўзрасла.

Напрасткі йду няходжанай сцежкаю,
Мудрасць продкаў у гарачай крыві,
Ні прад кім не схіляю паспешна
Крыху гордай сваёй галавы.

Абмінаю ўсю набрыдзь, што вокал,
Чалавечы мой блытае лёс.
Гляджу ўдаль, не маргнуўшы нат вокам.
Розум цемру праніжа наскрозь!

0

7

Не згінай мяне, я не сагнуся,
Не баюся ні страхаў, ні зла.
Нездарма я з зямлі беларускай
Непахіснай сасною ўзрасла.

Напрасткі йду няходжанай сцежкаю,
Мудрасць продкаў у гарачай крыві,
Ні прад кім не схіляю паспешна
Крыху гордай сваёй галавы.

Абмінаю ўсю набрыдзь, што вокал,
Чалавечы мой блытае лёс.
Гляджу ўдаль, не маргнуўшы нат вокам.
Розум цемру праніжа наскрозь!
___________________
leather jackets leather-jacket.info
Brain dumps exam dumps
000-573 practice test 000-573 practice test
gre books gre books

Отредактировано Britny.mark (2013-11-18 07:22:22)

0

8

Мой родны кут,
мой ціхі дом,
дзе ў голле дрэў,
аб сцены ніў,
пад сумны спеў
буйным крылом
паўночны вецер звонка біў.

Мой родны кут, —
на твой спамін
бушуе кроў,
а ў сэрцы гар,
а ў сэрцы боль,
бо з ніў, з далін
урок мяне туманны чар.

I ў ясны дзень,
і ў ноч без зор
душа, як птах,
пад гоман дум
ляціць на шлях,
дзе песняй бор
калыша долі нашай сум.

Мой родны кут,
квяцісты луг, —
пад шумы вольх
прыйдзе ўначы,
як ціхі ўздох,
мой верны дух
на вечны сон
к табе спачыць.

Пад ветру шум,
Пад буры гроз,
пад гоман хат,
хто сэрцам жыў,
ў вясняны чад
хто ў полі рос,
той не пакіне
родных ніў.

0


Вы здесь » Городище - прикольный городок! » Кумиры нашего времени » Жизнь Ларисы Гениюш. Шипы и розы